Меню

Этот гвоздь не от этой стены

Новелла Матвеева

В середине прошлого века очень популярна и любима молодёжью
была поэтесса, бард, литературовед Новелла Матвеева (07.10.1934-04.09.2016). Её чудесные стихи печатались
в журнале «Юность», который я выписывала много лет. На её стихи
написано очень много песен. Пела их Елена Камбурова и другие.

БАЛЛАДА О ГВОЗДЕ

Любви моей ты боялся зря —
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И если ты уходил к другой
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.

Когда же, наш мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща.

Теченье дней, шелестенье лет,
Туман, ветер и дождь.
А в доме событье — страшнее нет:
Из стенки вынули гвоздь.
Туман, и ветер, и шум дождя,
Теченье дней, шелестенье лет,
Мне было довольно, что от гвоздя
Остался маленький след.

Когда же и след от гвоздя исчез
Под кистью старого маляра,
Мне было довольно того, что след
Гвоздя был виден вчера.

Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И в теплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь…
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.
http:///www.youtube.com/watch?v=ZKDSw74Gj-4

Какой большой ветер
Напал на наш остров!
С домишек сдул крыши,
Как с молока — пену.

И если гвоздь к дому
Пригнать концом острым,
Без молотка, сразу,
Он сам войдет в стену.

Сломал ветлу ветер,
В саду сровнял гряды —
Аж корешок редьки
Из почвы сам вылез.
И, подкатясь боком
К соседнему саду,
В чужую врос грядку
И снова там вырос.

А шквал унес в море
Десятка два шлюпок,
А рыбакам — горе,
не раскурить трубок.

А раскурить надо,
Да вот зажечь спичку,
Как на лету взглядом
Остановить птичку.

Какой большой ветер!
Ах, какой вихрь!
А ты сидишь тихо,
А ты глядишь нежно.

И никакой силой
Тебя нельзя стронуть,
Скорей Нептун слезет
Со своего трона.

Какой большой ветер
Напал на наш остров!
С домишек сдул крыши,
Как с молока — пену.

И если гвоздь к дому
Пригнать концом острым,
Без молотка, сразу,
Он сам войдет в стену.

Песнь Любви. Стихи. Лирика русских поэтов.
Москва, Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия»,
1967.

Снег выпал,
Грязь выпил,
Грязь выпила снег.
Не близок ночлег,
Но близок рассвет.
Сегодня заснуть не придется.

Как нежная пряжа, прядется
Глухой, неуверенный свет.

Снег выпал,
Согрелся в канаве,
Растаял на желтой траве.
То гуще,
То реже тонами
Плывут облака
В не окрепшей пока
Синеве.

Двенадцать проталин сменялись местами,
Какие-то тени привстали.
Дорога в тумане
Тепла,
Как рука в рукаве.

. Снег выпал,
Растаял,
Но тая, оставил
Беззвучную речь за устами
И вкрадчивый блеск
На промокшей, полегшей ботве.

Источник

Этот гвоздь не от этой стены

Два математика в кафе. Служащий по совместительству, тоже математик прибивает к
стене картину, держа гвоздь шляпкой к стене. Первый математик: «По-моему этот
гвоздь от другой стены. » Второй: «Да нет, от этой, но с другой стороны. «

Двое больных в палате психиатрического отделения армейского госпиталя старались
вбить гвоздь в стену. Один из них приставил гвоздь шляпкой к стене и начал
ударять молотком по острому концу.
— Может, я и сумасшедший, — сказал он, обращаясь к своему соседу, — но посмотри,
что за гвозди у них здесь.
— Ты действительно чокнутый, — заметил сосед, — хотя и хвалишься, что являешься
лучшим представителем инженерных войск. Этот гвоздь надо вбивать с другой
стороны стены.

В сумасшедшем доме один больной, приставив гвоздь шляпкой к стене, бьет молотком
по острию. К нему подходит другой больной:
— Правильно тебя запрятали в сумасшедший дом. Неужели не соображаешь? Это гвоздь
не от той стены!

Один псих приставил гвоздь шляпкой к стене и бьет по острию молотком. К нему
походит другой и говорит
— Ты что идиот, это ведь гвоздь от другой стенки.

В сумасшедшем доме один больной, приставив гвоздь шляпкой к стене,
бьет молотком по острию. К нему подходит другой больной:
— Правильно тебя запрятали в сумасшедший дом. Неужели не
соображаешь? Это гвоздь не от той стены!

Два математика в кафе. Служащий по совместительству, тоже математик прибивает
к стене картину, держа гвоздь шляпкой к стене.
Первый математик:
— По-моему этот гвоздь от другой стены.
Второй:
— Да нет, от этой, но с другой стороны.

В сумасшедшем доме один больной, приставив гвоздь шляпкой к стене, бьет
молотком по острию. К нему подходит другой больной:
— Вот и правильно тебя запятили в сумасшешедший дом. Неужели не соображаешь ?
Это гвоздь не от той стены !

Отец дарит своей 5-летней дочке на новый год костюм феи: платье со
шляпкой и волшебной палочкой. Та наряжается в костюм, и папа ей говорит:
— Ну-ка, давай, соверши какое-нибудь волшебство.
Тогда она подходит к лежащему в кроватке 7-месячному братику,
дотрагивается до него волшебной палочкой и произносит:
— ИСЧЕЗНИ!

Читайте также:  Развертка стен кухни проект

Студенты поспорили: кто лучше использует голову?
Решили забивать головой гвозди.
Студент-экономист забил гвоздь на треть.
Студент-физик забил гвоздь наполовину.
Студент-спортсмен забил гвоздь до конца.
Кто выиграл?
Неправильно. Спортсмена дисквалифицировали за нарушение правил:
забивать гвозди шляпкой вниз нельзя.

Конкурс забивания головой гвоздей в стену! как обычно американец, немец
и русский!
первый выходит немец! бах. бах.. три гвоздя.. все в восторге. немца
всего в крови увозят в больницу, американец. бах. бах.. пять
гвоздей, все опять УРААА. американца в больничку, выходит русский.
бах. бах. 50 гвоздей. тоже в больницу. все в восторге! Объявляют
результат: типа американец первое место, немец второе, русский снят с
соревнований за несоблюдение правил.. забивание гвоздей шляпкой
вовнутрь ((((

Прочитал вчерашнюю историю (http://dirty.ru/comments/348365)
Вышел в интернете на имя известного человека: Патона Бориса Евгеньевича. В очередной раз, и с удовольствием, отметил, что он жив (1918 год рождения) и, надеюсь, здравствует. Так же меня порадовало и то, что жива его супруга, 1921 года рождения.

И вспомнился 1979 год. Когда я, после окончания школы, работал в оптической мастерской Одесской астрономической обсерватории.

Подходит ко мне, как-то, шеф и говорит. Приезжал, мол, к нашему Цесевичу (знаменательная личность, директор Одесской обсерватории), Патон. И ему понравилась фигурка, сделанная из стекла, которая стояла на столе у Цесевича. Он тоже хочет такую. Нужно сделать. Я, когда-то, в шутку, на юбилей, подарил её Цесевичу, а она понравилась Патону. И он хочет такую же. Так что – сделай. Вот чертеж.

Ну, я пацан, 17-ти лет, начал вспоминать математику и физику, которым учили в школе. Сделал. Но не сразу. Чертеж был чертовски сложным.

А фигурка представляла из себя макет классической астрономической обсерватории из стекла, высотой 15 см. Кто не знает, что такое классическая обсерватория… ну, это такое круглое, со шляпкой. Да-да… в секс-шопе видели. Грибы такие.

Провозился я с ней недели две. Во-первых, нужно было работать со специальным оптическим стеклом. Во-вторых, шеф постоянно придирался к точности изготовления. А точность в оптике измеряется одной десятой длины волны света.
Не мог я никак понять: нахрена ему такая точность! Ну, стеклянная болванка. Ну, сувенир. Это же не зеркало для астрономических наблюдений! А система как у телескопа!

Сделал я эту байду, и подарили ее Патону.
Надеюсь, она до сих пор стоит на его рабочем столе в кабинете.

А секрет точности изготовления сувенира заключался вот в чем.

Когда она (обсерватория) стоит на рабочем столе начальника, он может делать вид, что рассматривает бумаги (или не важно, что), опустив голову, а сам, в это время, наблюдать за мельчайшими подробностями мимики, стоящего перед столом.

Этот случай от знакомой девушки Надюхи.
Работает она в магазине, с роскошным названием для нашего колхоза, «Свадебный бутик», торгующим соответственной атрибутикой. Но только женской. Это понятно, владелец бутика — женщина, а сам он занимает площадь переделанной двухкомнатной квартиры, особо не разгуляешься, для свадебной спецухи женихов места нет.
А типа фишкой сего заведения является манекен, стоящий на улице недалеко от входа в него. Манекен состоит из верхней части тела, насаженной на штифт с устойчивой подставкой. Но вся эта конструкция скрывается под белоснежным пышным платьем, шляпкой, фатой так, что вид у манекена вполне реалистичен. «Работает» он уже у магазина год, и в снег, и в дождь, и год, как утром Надюха утром выносит его на улицу, а вечером заносит обратно в магазин тире бутик.
А чтобы занести/вынести его, надо нагнуться, засунуть руку под юбку и взяться за штифт, чтобы нести аккуратней, не тащить же волоком, как мешок картошки.
И вот как-то в один из дней летом, по окончании рабочего дня, Надюха проделала эти рутинные движения — нагнулась, засунула руку под юбку «невесте», ухватившись за штифт, как с тротуара раздались причитания. Которые Надюха даже не сразу приняла на свой счёт: Ой, стыд — срам-то какой! Тьфу! Даже не прячутся уже!
Это какая-то (сума)шедшая мимо бабусенция застала сцену якобы непотребства. Мало того, что она была явно не местная, так как к манекену уж все жители в округе привыкли, так ещё и слепая, названия магазина не увидела (хотя, чего не надо узрела). Да ещё и на «танке». Так и попёрла на нём дальше, не оглядываясь и раззоряясь: Мужиков что ли нет? Да какие мужики? Одни алкаши да наркоманы, и эти самые.
А у Надюхи с того момента комплекс появился — не заносит она манекен, если поблизости присутствуют пенсионеры.

Профессор пытается забить в стену гвоздь, а сам держит гвоздь шляпкой к стене. Ничего не получается. Другой профессор внимательно смотрит на него и наконец понимает, в чем дело:
— Коллега, вы взяли гвоздь от противоположной стены.

Читайте также:  Штукатурка стен под обои быстро

В сумасшедшем доме один из больных, приставив гвоздь шляпкой к стене, бьет по острию молотком. К нему подходит другой больной:
— Вот и правильно тебя запрятали в сумасшедший дом. Неужели не соображаешь — это гвоздь от той стены!

Отец дарит своей 5-летней дочке на новый год костюм феи: платье со шляпкой и волшебной палочкой.
Та наряжается в костюм, и папа ей говорит:
— Ну-ка, давай, соверши какое-нибудь волшебство.
Тогда она подходит к лежащему в кроватке 7-месячному братику, дотрагивается до него волшебной палочкой и произносит:
— Исчезни!

— Чем хуже отношения с Россией и чем хуже их экономическое положение, тем сильнее Украина тянется к Западу, иногда напоминая мазохиста, который наслаждается от каждого очередного удара. — Украина в руках майдаунов напоминает гигантский гвоздь, шляпкой к России, после каждого удара получая удовольствие от все более глубокого проваливания и проникновения на Запад. А любой гвоздь по натуре сам по себе мазохист и не представляет себя как ценность без ударов молотком. — Видимо они думают, что без ударов молотка с востока им на Запад ну просто никак не проникнуть и не зацепиться. Поэтому после каждого удара вопли майданутых все радостнее и сильнее.

Студенты поспорили: кто лучше использует голову?
Решили забивать головой гвозди.
Студент-экономист забил гвоздь на треть.
Студент-физик забил гвоздь наполовину.
Студент-спортсмен забил гвоздь до конца.
Кто выиграл?
Неправильно. Спортсмена дисквалифицировали за нарушение правил:
забивать гвозди шляпкой вниз нельзя.

Источник

Этот гвоздь не от этой стены

«Любви моей ты боялся зря…»

В 1964-м Hовелла Матвеева написала самую знаменитую свою песню — «Девушка из харчевни». Её слова «Любви моей ты боялся зря, не так я страшно люблю…» знают даже те, кто не знает автора.

Девушка из харчевни

Часто возле названия этой песни пишут — «Стилизация под шотландскую песню». Но однажды я слушала так называемую «христианскую музыку», без указания авторов и исполнителей. Одна из песен, исполняемых на английском языке, очень напоминала мелодию «Девушки из харчевни» — именно её начало — «Любви моей ты боялся зря» .

Так что, может, не стилизована, а написана по мотивам старинной шотландской песни?

Новелла Матвеева родилась 7 октября 1934 года в Царском Селе. Её муж — талантливый поэт Иван Киуру (1934-1992) — был из семьи репрессированных советских финнов.

Они познакомились, когда Киуру окончил Литинститут, и издательство «Художественная литература» пригласило его составлять сборник финской поэтессы Катри Вала.

Наиболее известными и популярными её песнями стали: «Песня погонщика мула» ( «Ах, как долго, долго едем…» ), «Ветер» ( «Какой большой ветер…» ), «Девушка из харчевни» ( «Любви моей ты боялся зря…» ), «Окраина» ( «Летняя ночь была…» ).

Первая её пластинка (и первая в СССР — с авторскими песнями) появилась в 1966 году. На этой пластинке была и «Девушка из харчевни». Новелле Матвеевой в 1998 году была присуждена Пушкинская премия, а в 2003-м — Государственная.

О Новелле Матвеевой говорят:

«… Откуда же это околдовывающее нас обаяние… это завораживающее нас пение — тоненькая колыбельная. » (Лев Аннинский).

Корней Чуковский называл её «уходящая» .

«Если Окуджава — благодатный дождь, то Новелла Матвеева — удивительный остров» (Зиновий Паперный).

«Помню, в начале шестидесятых, когда я впервые услышал её солнечные, сказочные песни, я почему-то решил, что такие песни может писать только очень счастливый человек… Попав в первый раз в дом к Новелле Матвеевой и увидев чудовищный быт её огромной неприютной коммуналки на Беговой улице, я был потрясён. Каким могучим воображением художника, каким мужеством и оптимизмом должен обладать автор, придумавший свой сказочный мир в такой обстановке. » (Александр Городницкий).

«Матвееву по-прежнему не с кем сравнить, она — отдельная. Её не представить выступающей на стадионе. В ней есть загадка. И остался без ответа старый вопрос: откуда она?».

«Новелла Матвеева умеет жить в обществе, будучи свободной от него. За что принудительно выселена в прошлое».

«Её тоненький голосок на серебряных подковках, вправленных в звуки гитары, пролетел, прошелестел лёгким и тёплым ветром над затурканной, зачумлённой эпохой».

«Как в старых андерсеновских сказках, волшебный дар был тайно вручён болезненной девочке, замкнутой, испуганной и, казалось, вечно заплаканной. Кто мог представить, что её песни станут отрадой и утешением нескольких поколений?».

«Интровертность (таково истинное имя матвеевской „дикости“) нередко свойственна творцам, они платят ею за мощь и живость воображения».

Новелла Матвеева о себе:

«Нас ласточка петь научила, и полно о том толковать!».

«Как сейчас помню, меня в детской спальне оставляли на ночь одну. И тогда мне в голову начинали приходить вопросы, по-видимому, философской важности. Например, была ли я давно? Была ли я… много, много, много раньше? И где находится это «раньше». ».

Читайте также:  Как прорезать стены для проводки

«От трусости, наверное, от страха , — говорит сегодня Новелла Николаевна о своей тяге к уединению, появившейся ещё в детстве. — Я — человек дикий, вести себя не умею. Мне очень легко выглядеть смешной. Поэтому я стараюсь быть как-то отдельно…» .

«Тишина. Лишь только песню о любви
поёт погонщик…»

— Сколько вы прожили вместе?

— 29 лет. С 1963 года до 1992-го. Иван Семёнович Киуру был замечательнейший, тонкий поэт. Это я говорю не потому, что он мой муж. Я действительно очень ценю и люблю его стихи. И не только я, а многие настоящие поэты и ценители поэзии. Просто он был не из тех, кто прокладывает себе дорогу локтями… (из интервью).

От рождения его звали Хейно Йоханнес…

Во всех новых книжках их стихи и проза — вместе, под одной обложкой. Но большинство поклонников так и не разделило её восхищения творчеством мужа: поэт Иван Киуру остался в тени поэта Новеллы Матвеевой. «Когда муж талантливее жены, она вообще перестаёт писать… либо перестает быть женой» .

60-е и 70-е годы были для Новеллы Николаевны и Ивана Семёновича просто катастрофически бедными, когда заработок зависел от крайне редких публикаций и случайных заказов на поэтические переводы. И при этом они во время прогулки могли приостановиться внезапно на дороге, уступая путь бегущему муравью или неторопливому жуку: «Пусть парень пройдёт»…

Они всегда и везде были «отдельными», обособленными — в дачном посёлке их (а потом и уже одну Новеллу Матвееву) предпочитали не замечать. И хорошо бы только обитатели посёлка. Говорят, что когда Иван Семёнович тяжело заболел, точно так же его «не замечали» врачи ни Московской «скорой помощи», ни поселковые.

«Воображённый мир, где я жила…»

В этой женщине, чьё физическое присутствие не ощущалось, а литературное — почти не замечалось, заключён целый мир — со своими звуками, запахами, оттенками, с невиданными островами, птицами, животными и растениями. И она вправе была утверждать в одном из стихотворений, что её придуманный слон одним ударом хвоста перешибёт слона реального.

Ей не нужно было видеть другие страны, если она придумала Дельфинию. Ей не нужно было любить многих мужчин, если для одного-единственного, но бесконечно любимого, была написана песня «о гвозде».

Мне кажется, что они все прожитые вместе 29 лет держали друг друга за руки. Иван Киуру писал в стихотворении, посвящённом Новелле Матвеевой: «…На миг потерял я тебя…» . Страшно было потерять на миг, а пришлось навсегда.

Немногие воспоминания людей, близко знавших Матвееву и Киуру (хотя те и перед ними особенно не раскрывались), свидетельствуют, что эта пара чем-то необъяснимо раздражала окружающих.

То ли пренебрежением к «быту», то ли преданностью друг другу, то ли тем, что не давали информационных поводов, отгородившись невидимой стеной от внешнего мира.

Они были самодостаточны — создав свою Вселенную для двоих, никого туда не допускали, а вдохновение черпали из окружающей природы и из своего внутреннего мира.

Недаром в одном из своих стихотворений Новелла Матвеева писала:

В её воображении «было волшебно всё: даже бумажный сор» , так неужели она не могла придумать, прочувствовать, прожить историю «Девушки из харчевни»?

Конечно, песня не об Иване Киуру, а для него, он-то как раз понимал её хорошо.

У Ги де Мoпассана есть новелла «Счастье». Её можно прочитать, например, здесь.

— Можно ли любить в течение многих лет?

— Да, — настаивали одни.

— Нет, — утверждали другие.

«Миловидная, богатая девушка Сюзанна де Сирмон бежала с унтер-офицером, служившим в гусарском полку, которым командовал её отец. Отслужив свой срок, солдат однажды вечером исчез вместе с нею. Их разыскивали, но не нашли. Она ни разу не подала о себе вести, и её считали умершей».

Целых 50 лет прожили они на Корсике, оторванные от внешнего мира.

«Она никогда не думала ни о чём, кроме него! Ей ничего не нужно было — только он; лишь бы он был подле неё, она ничего больше не желала. Она отказалась от привычной жизни совсем ещё юная, отказалась от света, от тех, кто её любил, вырастил. Она ушла с ним одна в это глухое ущелье. И он был для неё всем — всем, чего желаешь, о чём грезишь, тем, чего беспрестанно ждёшь, на что бесконечно надеешься. Всю свою жизнь с ним она была счастливейшей из женщин».

Когда я думаю о Новелле Матвеевой и Иване Киуру, я вспоминаю эту новеллу.

В августе 1992-го года Новелла Матвеева написала балладу «Двое» — по мотивам любви и смерти П. Б. Шелли, английского поэта-романтика 19 века. Шелли погиб молодым — в бурю утонул в озере.

Мери Шелли и Перси Биш Шелли — Новелла Матвеева и Иван Киуру, умерший 17 февраля 1992 года… «Я знаю, что есть у меня цвет неба ВЧЕРАШНЕГО дня!»

Источник

Adblock
detector